12:00 

Ориджинал "Русалочьи шалости"

В детстве я молил бога о велосипеде... потом понял что бог работает по-другому... я украл велосипед и стал молить бога о прощении (c) Аль Пачино
Название: Русалочьи шалости
Автор: Рыжий-кун
Бета: доработала этот стилистический позор Игрина
Рейтинг: R
Жанр: романс,ПВП
Пейринг: мальчишки всегда вместе)
Размер: мини
Размещение: с разрешения автора
От автора: эх, был я на море, видел кучку каваек. навеяло немного. и еще один момент: ПРОДЫ НЕ БУДЕТ


Лето - пора счастья, облезлой кожи и ленивого удовольствия, хотя достигается это самое удовольствие не самым простым образом. Для того, чтобы оно стало тем самым ожидаемым и желанным: со вкусом сливочного мороженого и ароматом спелых персиков, необходимо вытерпеть месяцы скучной зубрежки и холод зимнего настроения.

Но, когда все-таки наступает время развлекаться, нежиться на солнышке и изображать из себя собственного ленивого кота, то здесь уже никто не может сравниться с Женькой. Он являлся воплощением философии гедонизма собственной персоной, умудряясь урвать от такого непродолжительного и сладкого отдыха самое вкусное.

Нельзя сказать, что парнишка был выдающимся умом или мог блеснуть сногсшибательной внешностью, хотя довольно симпатичным, конечно же, являлся. Ничего необычного, просто мальчишка с типичным южным оттенком: коренастый, небольшого роста, с миндальными глазами и смуглой кожей. От него веяло теплом и медом. Женька чувствовал себя прекрасно особенно в летнюю жару, являя миру широченную белозубую улыбку и развлекая окружающих собственной непосредственностью и ветреностью.

Устроиться официантом на летнюю подработку в ресторанчик на берегу моря было безумной и соблазнительной идеей, которая вынашивалась и обрабатывалась с душной сессии и, наконец, воплотилась в яркую и ни с чем несравнимую жизнь. Два дня через два с едой и жильем на пару месяцев, на берегу капризного моря, в центре огромного развлекательного комплекса, да еще и деньги платят. Идеальный вариант для голодного бедного студента с неуемным рвением ко всему пьяному и распутному.

Евгений Игоревич, как его величал управляющий, странный сморщенный дядя во всем белом, изрядно смахивающий на повара и работающий с самого основания довольно популярного ресторанчика «Русалочьи шалости», любил общение и тепло во всех его проявлениях, поэтому не упускал ни единой возможности получить и то, и другое, и желательно одновременно. Поэтому в свои выходные днем он не вылазил из кровати, и далеко не по причине недостатка сна, а ночами отправлялся на лунные прогулки, легко затесавшись в самую веселую компанию этого минутного вечера.

Так было и сегодня, хотя, наверное, стоило-таки остаться в постели рядом с миловидной брюнеточкой и забавным голубоглазым бисексуалом, так как море бушевало, ветер выгонял из щелей вездесущий песок и скручивал его в маленькие «Катрины» местного действия, а люди рассосались по прибережным кафешкам и дискотекам. Но хотелось воздуха, свежести и адреналина, поэтому оставаться пай-мальчиком и послушно нежиться в уютной постели Женька не собирался, упрямо направляясь к бушующему морю.

На берегу находилась небольшая рыбачья заброшенная хибарка, и до сих пор было непонятно, по какой причине местные власти не снесли сие сооружение. Возможно, из-за недостатка избыточных средств, коих и не было никогда, а, возможно, по той причине, что деревянный, хлипкий, разъетый солью домик был своеобразным местным памятником.

Никто не знал, кто придумал старую глупую легенду про то, что в полнолуние в шторм именно в этом домике пережидала бурю несказанной красоты русалка и плакала жемчужинами, горюя о родном доме, родителях и, конечно, возлюбленном, оставленным в глубинах загадочного моря. Как только наступал штиль, она вновь и вновь отправлялась на поиски дома, но, потерявшись однажды, не могла найти его вновь. Она блуждала столетия, не старея, забыв о времени и окружающем мире. В шторм она появлялась в покосившейся хибарке и пережидала непогоду, чтобы потом снова отправиться на бессмысленные поиски родины.

Женьку всегда умиляла трагедия этой самой русалочки, и он чисто символически любил сидеть в этой хибарке в шторм, якобы в ожидании чуда. Еще это вносило незаменимую нотку трагедии и загадочности в его жизнь, необходимую для полноты ощущений и остроты удовольствий.

Шлепая по холодному песку и подставляя шелковую кожу жесткому соленому ветру, паренек направился к самому отдаленному кусочку пляжа, узрев цель и не сомневаясь провести там ближайшую ночь, в попытках понять песню волн песню волн, наблюдая за гневом моря через широкие щели в трухлявом дереве и ожидая с минуты на минуту в гости чудо-русалочку.

Приблизившись к пошатывающейся хлипкой двери, Женька легонько толкнул обглоданный кусок дерева и осторожно вошел в хибарку. Шаг, второй, а на третьем вышла небольшая заминочка. Парень остановился как вкопанный, притворив тихонько за собой дверь, пытаясь не разбудить спящее под рыболовной сеткой нечто.

- Русалка…- тихий выдох в тишину. Прошла пара минут, мало что изменилось: Женя так и остался стоять столбом у двери, не веря своим глазам, а то, что находилось в спящем состоянии в уголке, мило посапывало в дырявую стенку. Все бы ничего, так бы, наверное, и остались до утра, если бы не прирожденное любопытство и тяга к приключениям, погубившие немало удальцов.

Бесшумно подойдя ближе, Женька встал на колени и склонился над возможной морской принцессой, и не сдержал удивленного вскрика, обнаружив вместо русалочки очень даже явного русала, хотя довольно длинные темные волосы должны были свидетельствовать об обратном, но двухдневная темная щетина не оставляла сомнений в половой принадлежности особи.

Оно пошевелилось, перевернулось на спину и проснулось, предоставляя на обозрение публике голубые, обрамленные длинными черными ресницами, глазищи. Хлопнув пару раз ресничками в полной непонятке, чудовище расплылось в улыбке и протянуло руку к, дрожащему от страха, Женьке. В горле пересохло, все тело как будто парализовало под этим взглядом. Не закричать, не убежать, не ожидать помощи в страшнейший шторм, только насладиться клокочущей в висках кровью, почувствовать в теле зашкаливающий адреналин и запомнить именно это мгновение страха, для того, чтобы в следующую секунду проявить неподдельный глубокий детский интерес.

- Ты русалка? – тихо произнес Женька, склонив голову на бок и откровенно разглядывая странного гостя в ничейной хижине.

Честно сказать, разглядывать было что: стройное сильное тело, мраморная светлая кожа, спадающие на плечи угольные волосы и острые, немного хищные черты лица. Язычок, обводящий яркие пухлые губы и… Мысли прервал легкий кивок русала.

- Я помешал? – заворожено наблюдая за рукой, тянущейся к его лицу, Женька подался слегка вперед, ластясь как котенок к хозяину, и потерся щекой о широкую ладонь.

- Что я могу сделать для тебя? – вопросительно воззрился на русала освоившийся паренек и почувствовал, как сильные руки тянут на себя. Женька потерял равновесие и упал прямо на удивительно теплую грудь, в которой стучало вполне живое сердце, но подумать о чем-либо ему не было позволено.

Извернувшись, русал подмял под себя, не особо сопротивляющегося, парня и начал стягивать с того одежду, царапая нетерпением кожу и покрывая легкими укусами вперемешку с поцелуями шею и открывшиеся плечи.

Женька помогал, как мог, стянуть одежду с себя и, удивительно, но с русала тоже, оказавшимся в легких льняных шортах. Избавившись от мешающей ткани, парень раздвинул ноги и тут же почувствовал, как ему в зад упирается что-то твердое, и это точно не была древняя рыболовная удочка, валяющаяся за дверью.

Странно, но русал не забыл растянуть постанывающего под ним человечка, приподняв его бедра, прежде чем войти довольно резко, насколько это позволил опыт Женьки в таких делах и слюна в качестве смазки.

Длинноволосое нечто замерло на несколько мгновений и, тяжело дыша, наконец, начал двигаться, погружаясь на всю длину и склонившись над Женькой, вылизывая его ушко, синхронизируя движения языка и тела.

Не закричать от удовольствия сразу же было довольно сложно, так как именно эта поза приводила с первого движения его в дикий животный восторг. После того как сильные руки начали разминать попку и легонько щекотать, перемещаясь на спину, проводя вдоль и слегка приподнимая, заставляя выгибаться, Женька не вытерпел и протяжно застонал, затем утробно заурчал и начал двигаться в ответ.

Яркий контраст ощущений доводил до безумия. Жесткие узлы рыболовной сетки терли кожу, оставляя красные пятна, причиняя навязчивую легкую боль, а темные шелковистые волосы забавно щекотали грудь, приводя к исступлению в сумме.

Завывание ветра, хлестающий сквозь щели холодный дождь, соленая горечь моря на губах и горячие движения тел. Громкие стоны и крики удовольствия тонули в бешенстве моря, теряясь в безграничности шторма и темноте неба.

Вздох, еще один, последний, резкие несимметричные движения, руки, обнимающие за сильные плечи, путаные темные волосы и влажный шоколад расслабленного удовлетворенного тела.

***
Женька проснулся от того, что замерз, несмотря на то, что был накрыт собственной одеждой и поверх еще и рыболовной сеткой. На полу образовался солнечный узор, хотя паренек сейчас не нуждался в позитиве и так весь светясь изнутри, несмотря на многочисленные синяки, ссадины и царапины по всему телу.

С трудом вставший, но всё-таки счастливый Жека оделся и поплелся с идиотской улыбкой на лице домой переодеваться. Сегодня на работу, поэтому следовало выглядеть подобающе, а то чаевых не видать с угрюмой харей, грязной одеждой и колкостями по поводу и без. Все равно, что ходить сложно и спину жжет, как кипятком облили, зато приключений хватит ровно на пару дней и больше не потянет на подвиги, хотя кто знает. А вообще хотелось бы еще несколько таких штормов…

«Стоп. Как-то неопределенно что-то», - думал Женька, натягивая черные шортики и белую рубашку, кои являлись формой.

Мысли пока не могли сформироваться в цельное и логическое, но что-то все-таки подсказывало иррациональность произошедшего приключения. Завтрак прояснил сумбурный поток сознания, выделив мысль о том, что русалки имеют хвосты и не носят шорт.

По дороге на работу солнышко тускнело, несмотря на все убеждения в том, что это все-таки было маленькое чудо и ничто иное. Женька уже и сам с трудом понимал, что именно хочет доказать самому себе, как-то сложно это и не на свежую голову делается. Перед входом в «Русалочьи шалости» наш герой решил отложить вопрос реальности вчерашнего русала на вечер, а еще лучше до ближайшего выходного, а сейчас работа и беззаботность. Это - все, что должно наполнять его сейчас, не больше.

Войдя в помещение с приглушенным светом и разноцветными зайчиками на полу от ярких витражей, Женька превратился в само очарование и жизнь.

- Евгений Игоревич, можно вас на минутку, - пронеслось в сандалово-опиумном воздухе. – К нам подмога, принимайте.

Выйдя на кухню и просияв улыбкой «добро пожаловать в коллектив, я здесь самая милая тварь и ни ипет», Женька понял, что беда не приходит одна, вернее эта одна и не уходит.

- Знакомьтесь, это Михаил Геннадьевич, он временно заменит меня - с понедельника в отпуск, а он специалист в этой сфере, а еще…

Дальше Женька не слушал, а просто, можно сказать, втупился в стоящую перед ним высокую голубоглазую фигуру с затянутыми в высокий хвост темными шелковистыми волосами и дразнящим длинным язычком, медленно обводящим яркие сочные губы.

@темы: ориджинал, R, PWP

Комментарии
2010-03-21 в 07:03 

Есть такая привычка у брошенных: никому из людей не верить. (с)
Мне понравилось **

2010-03-21 в 17:41 

В детстве я молил бога о велосипеде... потом понял что бог работает по-другому... я украл велосипед и стал молить бога о прощении (c) Аль Пачино
...Aiko... хы) ну я рад

2010-03-30 в 11:42 

Маёвка
параноика паранойя бережет
ы.**

     

.SlashFiction.

главная